Cтатья Посла А.В.Яковенко «Давайте сообща разобьем ИГИЛ, как мы это сделали с нацистами» для газеты «Дейли Телеграф» (27 ноября 2015 г.)

КАК И ВО ВРЕМЕНА ЧЕРЧИЛЛЯ,
РОССИЯ И ЗАПАДНЫЕ СОЮЗНИКИ
ОБЪЕДИНЕНЫ ОБЩИМ ДЕЛОМ ПЕРЕД ЛИЦОМ ЗЛА

Сейчас, когда в Великобритании обсуждается ее роль в борьбе с ИГИЛ, Россия и другие страны, включая Францию, приветствовали бы, если бы наши британские партнеры внесли свой вклад в победу над этим злом.
Как показали террористические акты на Синае, в Париже, Анкаре и других местах, все мы в Европе на линии огня, независимо от того, находимся ли мы формально в состоянии войны с ИГИЛ. Никто от этой угрозы не застрахован и никто в безопасности. Спасли ли жизни погибших в Париже вялые, нерешительные авиаудары по ИГИЛ коалицией, возглавляемой США?
Выступая на днях в Гилдхолле, премьер-министр Д.Кэмерон справедливо сослался на решимость У.Черчилля, проявленную перед лицом угрозы нацистской Германии. Еще 4 сентября 1938 г., то есть до Мюнхенского соглашения, У.Черчилль сказал советскому послу И.Майскому, что он прибережет бутылку водки до того дня, когда они смогут «ее распить, дабы отметить победу Великобритании и России над гитлеровской Германией».
Нынешняя ситуация требует таких же предвидения, решимости и готовности выступить единым фронтом, отметая все остальное в сторону. ИГИЛ и другие террористы, которые действуют под различными обличьями, ненавидят человечество и все то, на чем основан наш мир. Они представляют собой ужасную смычку религиозных фанатиков и остатков иракского баасистского режима и офицерского корпуса армии С.Хусейна. Они воспользовались гражданской войной в Сирии, дабы попытаться превратить суннитско-шиитский раскол в ось политики в регионе, который неожиданно оказался предоставленным самому себе.
Только светское правление может решить проблемы Сирии. Это является одним из ключевых принципов, согласованных Международной группой поддержки Сирии (МГПС) на ее заседаниях в Вене.
Стратегия сдерживания ИГИЛ равнозначна умиротворению. Как показывает опыт последних двух месяцев, она выглядит как еще одна «странная война». На протяжении года авиаударов, проводившихся возглавляемой американцами коалицией, зона, подконтрольная ИГИЛ, только расширялась. Как отметил Г.Киссинджер, «нерешительные военные усилия могут способствовать рекрутированию новых сторонников для ИГИЛ».
Наши западные партнеры говорили нам, что Дамаск должен был пасть в октябре этого года. Следовало ли нам ждать, пока это случится? Если бы это произошло, было бы значительно труднее разбираться с последствиями, учитывая, что «на местности» трудно найти силы умеренной, светской оппозиции. Возмутительный эпизод, когда был сбит российский бомбардировщик над Сирией, изобличает опасности, присущие нынешним западным альянсам в регионе. Турки фактически отдали нашего пилота в руки террористов.
Кое-кому из региональных игроков давно пора перестать решать собственные проблемы за чужой счет, даже на путях спонсирования террористов. Они должны прекратить экспорт ядовитой идеологии и отказаться от повесток дня, которые угрожают региональной стабильности. С подобными союзниками какие еще враги нужны?
С угрозами, с которыми мы сталкиваемся, невозможно эффективно бороться в рамках прежних альянсов. Разве нынешний миграционный кризис Европы не является следствием действий одного члена НАТО, наносящих вред другим ее членам?
Задействовав существенные ресурсы в рамках своей реалистичной стратегии в Сирии, Россия придала импульс созданию подлинной коалиции государств, способных и готовых воевать с ИГИЛ всерьез. МГПС предоставляет для этого политические рамки. Она способствует удержанию всех участников в одной команде и их приверженности Вестфальским принципам уважения суверенитета национальных государств. Это также создает контролируемую среду, что способствует большей предсказуемости всей ситуации.
Сирийцы жаждут мира и порядка, необходимых для восстановления страны и ее развития. Мы уже достигли согласия по многим вопросам. Почему со временем мы не сможем договориться об остальном? Мы не можем решать за сирийцев. Мы можем только создать условия для этого, одновременно разбираясь с множественными последствиями внешнего вмешательства в их дела.
Дабы внести ясность в этот вопрос, хочу сказать, что Россия не проводит никаких увязок между сирийской ситуацией и другими проблемами, включая украинский кризис. В этом году Россия, Украина, Франция и Германия достигли пакета соглашений Минск-2, отвечающих интересам всех. Чего пока не хватает, так это готовности Киева выполнять свое обязательство сотрудничать с Донецком и Луганском вместо того, чтобы навешивать им ярлык террористов.
В свое время Великобритания изменила свое восприятие положения в Северной Ирландии, чтобы быть в состоянии работать там со всеми сторонами конфликта. В интересах мира Украина должна последовать этому примеру, особенно ввиду того, что и другие регионы этой страны добиваются децентрализации в надежде вырваться из зависимости от коррумпированной бюрократии в Киеве.