Ответ пресс-секретаря Посольства на вопрос СМИ относительно связей группы «Беллингкэт» со спецслужбами

Вопрос: Российские официальные лица утверждают, что группа «Беллингкэт» связана с западными спецслужбами, но не представляют никаких доказательств этой связи. Не противоречит ли это позиции России по инциденту в Солсбери, катастрофе рейса МН-17 и другим резонансным делам, по которым Москва последовательно добивается предъявления доказательств звучащих обвинений?

Ответ: Никакого противоречия нет. То, что «Беллингкэт» связан со спецслужбами, со всей очевидностью вытекает из совокупности связанных с «Беллингкэтом» обстоятельств: сроки его создания (за несколько дней до катастрофы МН-17), характер публикуемой им информации (сочетающей признаки разведывательных данных и высокопрофессиональных фальшивок), ее направленность (неизменно антироссийская), сроки публикации материалов (каждый раз в максимально выгодный для стран НАТО момент), биография руководителя (Э.Хиггинс из игрока в компьютерные игры в одночасье превратился в «икону» «независимой журналистики»), непрозрачность внутренней структуры и финансирования. Если «Беллингкэт» может дать иное правдоподобное объяснение такой комбинации фактов, пусть представит его на суд общественности.

Не более чем умозаключениями до сих пор являются и утверждения британских властей об ответственности России за инцидент в Солсбери. Разница в том, что эта «логика» основана сплошь на ложных посылках: что нервнопаралитическое вещество якобы могло быть произведено только в России, что в России якобы есть закон, поощряющий убийства диссидентов, что Президент России якобы лично угрожал предателям смертью, и т.д. Именно поэтому здесь нужны четкие доказательства.

Между тем, ни России, ни зарубежным партнерам Великобритании, ни общественности до сих пор не предъявлены конкретные официальные данные по важнейшим аспектам дела. Где находились Скрипали после того, как вышли из дома утром 4 марта, и до того, как их обнаружили на скамейке во второй половине дня? Почему у них были выключены телефоны? Была ли на доме С.Скрипаля видеокамера и где соответствующие записи? Как А.Петров и Р.Боширов получили британские визы? Есть ли какие-либо доказательства их причастности к произошедшему, кроме самого факта нахождения в Солсбери 3 и 4 марта? Почему российской стороне не были переданы образцы отравляющего вещества? В каком объеме и концентрации оно было нанесено на ручку двери, и почему никто кроме Скрипалей и Н.Бейли от этого не пострадал? Какова была конкретная клиническая картина и какое именно лечение получали пострадавшие? Где в настоящее время находятся С. и Ю. Скрипали? Каково состояние их здоровья? Насколько они свободны в общении, передвижении? Наконец, в чем причина отсутствия какого-либо интереса со стороны британских СМИ к установлению этих подробностей, которые тщательно скрываются властями?

Активисты «Беллингкэта» могли бы продемонстрировать свою беспристрастность и независимость, если бы занялись поиском ответов на эти вопросы.