Ответ пресс-секретаря Посольства России в Великобритании на вопрос российских СМИ относительно сокращения Великобританией российского дипломатического присутствия

Вопрос: Как Вы охарактеризуете состояние двусторонних визовых отношений между Россией и Великобританией, есть ли подвижки?
Ответ: Слово «подвижки» ещё в недавнем прошлом больше означало продвижение вперёд. К сожалению, это уже не характерно для того формата двусторонних отношений, который навязывает нам британская сторона.
Упорная конфронтационная риторика в отношении России уже повлекла за собой значительное сокращение объема выдаваемых виз, что означает сокращение туристических, деловых, культурных обменов и в целом контактов между людьми обеих стран.
Но оказалось, что для наших британских оппонентов и это далеко не предел - может быть ещё хуже.
Речь идёт о решении британской стороны не продлевать дипломатические и служебные визы сотрудникам российского посольства в Лондоне и Генконсульства в Эдинбурге, находящимся в долгосрочных командировках более пяти лет, а остальным сотрудникам продлевать визы не на запрашиваемый срок, а абсолютно произвольно.
Такие действия можно расценивать исключительно как нарушение международных обязательств, в частности, Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, в соответствии с которой функции дипломатического агента прекращаются по уведомлении аккредитующим государством государства пребывания. Конвенция не наделяет государство пребывания полномочиями ограничить период выполнения своих функций дипломатическим агентом на его территории, за исключением случаев, когда кто-либо из дипломатических работников представительства объявляется persona non-grata или любой другой сотрудник представительства является неприемлемым.
По сути, ограничения пребывания в должности сотрудников Посольства России в Лондоне и ГК России в Эдинбурге, навязываемые нам британской стороной, приравниваются к объявлению их persona non-grata, в понимании статьи 9 упомянутой Конвенции. То есть речь идёт о выдворении. Нарушаются статьи 7 и 10 Конвенции, в соответствии с которыми назначение дипломатического агента, за исключением главы представительства, не требует одобрения государства пребывания.
В соответствии со статьёй 25 Конвенции государство пребывания должно предоставлять все возможности для выполнения функций представительства. Это означает, среди прочего, и выдачу документов, обеспечивающих пребывание дипломатических представителей, а также беспрепятственный въезд на территорию страны пребывания и выезд из неё.
Несмотря на неоднократные обращения посольства, этот британский «ноу-хау» уже начал применяться на практике МВД Великобритании с подачи Форин Офиса. Об этом свидетельствует отъезд по вине британской стороны одного из старших дипломатов посольства, другой дипломат уехал без замены, возможны вскоре и отъезды двух административных сотрудников. Визы были продлены только до трёх месяцев, вместо запрошенных одного-двух лет, то есть практически дано время «на сборы». Не приходится говорить, что подготовить и оформить замену за такой короткий срок невозможно. А если это и удаётся, то мы сталкиваемся с длительными задержками британской стороной выдачи виз нашим новым сотрудникам, которые не могут выехать к нам на работу. Кроме того, посольство несёт и финансовые убытки от простаивания арендованных для сотрудников квартир.
Рассматриваем эти попытки британских властей, а нам подтвердили, что это «консолидированная» позиция всех ведомств, низвести нашу способность функционировать в качестве дипломатического представительства до минимума, как нацеленные на сокращение и ограничение российского дипломатического присутствия в Великобритании в нарушение Венской Конвенции 1961 года.
Очевидное стремление сломать по собственному усмотрению установленный международный порядок, регламентирующий нормальную деятельность дипломатических и консульских представительств, свидетельствует о беспринципной игре. Пища для размышлений всем иностранным диппредставительствам в Великобритании, с которыми у Великобритании имеются трудности в двусторонних отношениях.