Российский Посол Александр Яковенко отвечает на вопрос российских СМИ по обновленной Стратегии национальной безопасности Великобритании

Вопрос: Недавнее объявление британским правительством итогов пятилетнего Обзора Стратегии национальной безопасности вызвало здесь много критических замечаний. Россия многократно упомянута в ряде ключевых положений этого документа. Что бы Вы могли об этом сказать?

Ответ: Я бы начал с места России в Стратегии. К сожалению, приходится наблюдать то, что я бы назвал риторической инерцией, которая уже никак не согласуется с быстро эволюционирующей реальностью. В то же время, тезисы по России сравнительно менее категоричны и рассредоточены, что может быть признаком меняющегося отношения к нам. Надеюсь, что так оно и будет. В конце концов, как пишут американские политологи Д.Эдэлстайн и Р.Кребс в последнем номере журнала «Форин Аффэрс» на тему «Самообман большой стратегии», чрезмерный энтузиазм в области стратегического планирования вполне может дать обратный искомому результат и привести к самосбывающимся пророчествам, прежде всего по части прогнозируемых угроз. Мне кажется, что британцы понимают опасность жестких фиксированных позиций и находятся где-то посреди пути в направлении прагматизма.

Что касается критики британских СМИ, я не думаю, что она оправдана. Как сформулировал в свое время президент США Б.Обама, «национальное строительство начинается дома». Обзор фактически и начинается с тезиса о том, что страна может себе позволить экономически в плане обеспечения собственной безопасности. И в этом отношении здесь много общего с нашими документами стратегического планирования, включая Концепцию внешней политики. Те, кто упрекают британское правительство за некую туманность, ошибаются, поскольку неопределенность формулировок отражает характер нашего времени, когда все находится в состоянии бурного движения. Кстати, именно на это последовательно указывает Генри Киссинджер на протяжении последних нескольких лет.

А вот что делать в этих условиях, и, замечу, именно это Россия делала на протяжении последнего десятилетия с тех пор, как состояние экономики предоставило нам соответствующие возможности, так это формирование разностороннего потенциала, дающего возможность отвечать на разнообразные кризисы, большинство из которых просто невозможно предсказать заранее. Наше реагирование на украинский и сирийский кризисы, которые вряд ли кто мог предвидеть 10 лет назад, предоставляет красноречивое доказательство правильности нашего подхода. Более того, мы, таким образом, оказались в состоянии управлять несколькими кризисами одновременно, что, на мой взгляд, является наивысшим достижением любого политического планирования. Важно также отметить, что государствам необходимо строить свои планы в расчете на множественные сценарии развития любой ситуации.

В числе уроков, которые вытекают из нашего опыта, я бы назвал непреходящую ценность, в нашем далеко не идеальном мире, национальных государств и дипломатии, подкрепленной силой или вызывающей доверие угрозой силой.

Таким образом, я думаю, что в данном отношении британская сторона идет тем же путем, что и мы. Мы не возражаем. Через 8-10 лет у англичан будет схожий потенциал. Конечно, к тому времени многие из нынешних кризисов будут уже разрешены. Но появятся новые, поскольку история никогда не кончается.