Статья Посла А.В.Яковенко: «Солсбери: Засекреченное дело»

4 марта 2018 года в Солсбери двое граждан России – Сергей и Юлия Скрипали – были якобы отравлены токсичным химическим веществом под названием А-234 согласно британской классификации.

12 марта министр иностранных дел Борис Джонсон пригласил меня в свой кабинет и заявил, что Россия «c высокой долей вероятности» несет ответственность за данный инцидент. Он предложил нам в течение суток дать ответ, причастно ли к произошедшему российское государство или же Россия утратила контроль над своими запасами отравляющих веществ.

Хотя эти обвинения были основаны лишь на предположениях и не поддающихся проверке данных разведки, инцидент в Солсбери имел международные последствия, в том числе  высылку 150 российских дипломатов из 28 стран. Столько же западных дипломатов покинули Россию. Между тем, британское правительство так и не предоставило ни общественности, ни своим союзникам, ни России никаких доказательств причастности нашей страны. Последующие события показали, что таких доказательств и не существовует. 1 мая советник премьер-министра по национальной безопасности Марк Седвилл подтвердил, что вопреки имевшим место утечкам, подозреваемые до сих пор не установлены. Это заявление говорит само за себя.

Прошло уже два месяца с момента отравления и почти два месяца с тех пор, как премьер-министр Тереза Мэй обвинила Россию в этом преступлении. За это время, несмотря на наши многочисленные просьбы, нам так и не был предоставлен доступ к расследованию. Форин Офис и
Скотланд-Ярд уходят от контактов.

В нарушение Венской конвенции о консульских сношениях, а также двусторонней Консульской конвенции нам отказывают в консульском доступе к российским гражданам. Мы по-прежнему не можем удостовериться в их местонахождении, состоянии здоровья и пожеланиях. Факты дают нам все больше оснований рассматривать сложившуюся ситуацию как похищение двух российских граждан. Мы будем продолжать добиваться истины и требовать ответов от британской стороны.

Также создаётся впечатление, что британское правительство намеренно уничтожает вещественные доказательства, засекречивает все материалы и в целом создает условия, в которых независимое расследование невозможно. Судите сами: домашние животные С.Скрипаля были кремированы без взятия  анализов на наличие нервно-паралитических веществ. А дезинфекция якобы зараженной территории, как сообщается, будет включать в себя снос дома С.Скрипаля, паба «Мельница» и ресторана «Zizzi».

Следует отметить, что в контексте отравления в Солсбери наблюдается также ограничение свободы прессы. 8 апреля газеты сообщили, что Совет национальной безопасности «взял под контроль» освещение инцидента в СМИ. 18 апреля британский медиа-регулятор “Офком” объявил о начале расследования в отношении канала RT в связи с его репортажами о событиях в Солсбери. Между тем, с момента инцидента никто не видел фотографии Скрипалей, а СМИ даже не пытались найти их и взять интервью. Очень нетипично для британских журналистов. Здесь можно было бы сослаться на правила конфиденциальности и безопасности в больницах, но похоже, тайна личной жизни Скрипалей защищена лучше, чем частная жизнь некоторых поп-звезд и даже членов королевской семьи.

Великобритания также отказалась от взаимодействия с Россией в рамках ОЗХО (Организация по запрещению химического оружия). Вместо того, чтобы следовать стандартным процедурам, в соответствии с которыми Великобритания могла бы обратиться к России напрямую или через Исполнительный совет ОЗХО, британское правительство решило сотрудничать с Техническим секретариатом ОЗХО на основе конфиденциальной договоренности. 13 апреля Россия инициировала процедуру в рамках статьи IX Конвенции о запрещении химического оружия, и задала Великобритании ряд вопросов. Полученные ответы нельзя признать удовлетворительными. Многие из наших законных и обоснованных вопросов остаются без ответа, что также не способствует установлению истины. Что касается доклада экспертов ОЗХО, то ему явно недостает беспристрастности, т.к. перед лабораториями ОЗХО была изначально поставлена лишь задача проверить наличие в пробах нервно-паралитического вещества, ранее обнаруженного Великобританией, а сами пробы были взяты лишь в тех местах, которые были обозначены британской стороной.

Правительство консерваторов представляет Великобританию «лидером» усилий Запада в стремлении «привлечь Россию к ответу». Создается впечатление, что кабинет Т.Мэй не заинтересован в нормально функционирующих двусторонних отношениях, которые после отравления в Солсбери достигли нового дна. Помимо прочего, Россию снова выставляют как «киберугрозу», а британскую общественность готовят к массированной кибератаке против России, которая будет объявлена ответной, но на самом деле будет представлять собой ничем не спровоцированное применение силы. Кстати, Форин Офис так и не ответил на наше предложение провести консультации по кибербезопасности.

Тем не менее, каждый день Посольство получает письма от британцев, выражающих сожаление в связи с нынешней политикой Лондона в отношении России. Люди не понимают, как можно выдвигать обвинения без предъявления каких-либо доказательств. Это противоречит британской традиции открытого и справедливого правосудия. Многие полагают, что такая политика связана с «врожденной» русофобией правительства консерваторов.

На своем сайте Посольство опубликовало отчет “Солсбери: засекреченное дело” (https://rusemb.org.uk/fnapr/6481), в котором кратко излагается последовательность событий, а также официальная позиция Великобритании и России. Предлагаю британской стороне внимательно рассмотреть его. Список вопросов, поставленных нами перед британским правительством, постоянно растет. В первую очередь мы требуем от Лондона открытости.

 

Эта статья была направлялена для публикации в одну из общенациональных британских газет, но была отклонена без объяснения причин.