Выступление Постоянного представителя при ООН В.А.Небензи на заседании Совета Безопасности ООН по Сирии, 17 октября 2018 года

Г-н Председатель,

Признательны за брифинг специальному посланнику Стаффану де Мистуре. Еще не время говорить прощальные слова. Мы прибережем их на будущее, тем более что Стаффан обещал работать на этом направлении до последнего дня.

В последнее время в Сирии наблюдается тенденция к стабилизации, связанная с освобождением большей части территории страны от террористического присутствия. На этом этапе сирийцам нужна международная поддержка в восстановлении разрушенного войной хозяйства. Граждане Сирии, стремящиеся вернуться на родину, должны чувствовать реальную помощь со стороны профильных международных структур.

Настойчиво призываем партнёров руководствоваться в данных вопросах интересами простых сирийцев, отказавшись от искусственных увязок с прогрессом на политическом направлении. Иначе это плохо сообразуется, как и бьющие по простым жителям односторонние санкции, с публично декларируемыми гуманистическими лозунгами. Однако судя по тому, что мы слышим сегодня, эти призывы не находят ответа у наших «гуманистов».

Россия, Иран и Турция как страны-гаранты Астанинского процесса продолжают напряжённую совместную работу в интересах сирийского урегулирования. Мы в этом зале не устаем задавать вопрос тем, кто высокомерно указывает нам на то, что мы сделали не так и что мы еще должны сделать: а вы-то сами что делаете для сирийского урегулирования? То, что вы обсуждаете в «малой группе», и какие документы выходят по итогам ее заседаний, нам известно. Они не имеют отношения к сирийскому урегулированию. Это набор ультиматумов и условий. Мы предлагаем вам: опубликуйте меморандумы, которые вы принимаете на «малой группе», сделайте их доступными широкой публике. Мы не хотим это делать за вас. Вот тогда мы подискутируем с вами, кто пытается запустить ведомый сирийцами политпроцесс, а кто диктует сирийцам, каким должно быть их будущее.

Российско-турецкая договорённость на высшем уровне о временных мерах по стабилизации в провинции Идлиб дала ощутимый положительный эффект, высоко оценённый многими сторонами. Но не всеми. Некоторых наших партнеров, похоже, не устраивает ничего: до меморандума было плохо, после меморандума - тоже плохо. По тому, что мы сегодня слышим, чуть ли не в результате усилий «малой группы» вообще этот меморандум появился на свет.  

Хочу вас проинформировать: меморандум в целом выполняется, и наши турецкие коллеги прилагают в этом отношении большие усилия. Ряд оппозиционных группировок объявил о поддержке сочинского меморандума. Демилитаризованную зону покинули более тысячи боевиков. В значительном количестве выведена тяжёлая военная техника, хотя есть сообщения, что некоторые группировки пытаются что-то припрятать в горах.

Не обходится без сложностей по вине наиболее радикальных боевых ячеек, прежде всего «Джабхат ан-Нусры». Они пытаются сорвать выполнение меморандума, обстреливают прилегающие к зоне деэскалации города и посёлки, включая западные окраины Алеппо. Исходим из понимания, что по отношению к неисправимым террористам будут применяться крайние меры воздействия. Тем же, кто готов порвать с радикалами, даётся хороший и, пожалуй, уникальный шанс вернуться в нормальное общество. Им нужно как можно скорее сделать этот выбор.

Все международные игроки должны уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность Сирии. Ни Идлиб, ни какая-то другая часть страны не могут рассматриваться как некие отдельные образования с особыми порядками. К сожалению, не все соблюдают эти основополагающие принципы Устава ООН.

Представитель США задавался вопросом о мотивах российского присутствия и действий в Сирии. Отвечаю: Россия находится в Сирии по приглашению ее законного правительства. Цель: оказание помощи Сирии в борьбе с международным терроризмом, других целей и мотивов у нас нет. Позволю себе задать встречный вопрос: а на каком основании в Сирии находятся Соединенные Штаты и каковы ваши мотивы – борьба с терроризмом или создание квазигосударственных образований на территории суверенной страны и плацдарма для неких будущих действий в регионе?

На территории Сирии создаются и расширяются военные базы, включая небезызвестный «Ат-Танф», вокруг которого сложился настоящий террористический «террариум».

На северо-востоке Сирии, на левом берегу Евфрата, идёт насильственная перекройка демографического состава. Борьба с оставшимися изолированными очагами ИГИЛ ведётся ни шатко ни валко, будто задача окончательно победить террористов и не ставится. Случается, что террористы отвоёвывают новые территории, как это происходит в районе Хаджина. Время от времени боевиков куда-то перевозят. Неизвестно, что происходит в контролируемых «коалицией» районах с задержанными игиловцами – держат ли их в импровизированных тюрьмах, судят ли, выдают ли странам происхождения? Эта неопределённость подтверждает наши давние подозрения, что противодействие терроризму является лишь предлогом для сохранения военного присутствия «коалиции» в Сирии.

Как информируют Совет Безопасности сирийские коллеги, в результате авиаударов «коалиции» по населённым пунктам гибнут мирные жители. Глубокую обеспокоенность вызывают сообщения о применении в ходе таких бомбардировок фосфорных боеприпасов. Эти сообщения необходимо тщательно расследовать.

На территориях, подконтрольных «коалиции» и её местным союзникам, создаются марионеточные органы самоуправления, независимые от властей в Дамаске. Что это, как не вопиющее нарушение сирийского суверенитета путём насильственного расчленения страны? Это просто неоколониальная политика.

Не можем не упомянуть неприглядной истории с «липовыми» спасателями из «Белых касок», связанными с террористическими организациями. Именно они являются одними из главных действующих лиц провокаций боевиков с отравляющими веществами, в которых потом специально обвиняется Дамаск. Часть «белокасочников» была вывезена из Сирии, однако не все западные покровители спешат разбирать своих клиентов, проанализировав их личные дела. «Белые каски» представляют собой угрозу безопасности региональных государств, поэтому просим: забирайте их себе поскорее. Всех. Желаем успеха в их интеграции в демократическое общество.

Тем временем с удовлетворением наблюдаем, как Дамаск и другие ближневосточные столицы нащупывают пути нормализации отношений, начиная с самого простого – человеческих контактов, торговли, на которой тысячелетиями держались региональные связи. На днях открылся пограничный переход «Насыб» на границе с Иорданией. После многолетнего перерыва при содействии российских специалистов возобновлена работа перехода «Кунейтра». Есть обоюдный интерес к выведению на доконфликтный уровень трансграничного взаимодействия между Сирией и Ираком. Это естественный процесс, в котором заинтересованы жители региона, и мешать ему было бы преступно.

Повышенное внимание в настоящий момент приковано к формированию конституционного комитета по итогам прошедшего в январе в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. Для создания жизнеспособной структуры, в чём, как мы надеемся, все искренне заинтересованы, требуется согласие сирийских сторон относительно её рабочих параметров. Мы, как и другие партнёры, хотим, чтобы формирование комитета произошло как можно скорее, но погоня за искусственными сроками в данном случае контрпродуктивна. Эти искусственные сроки искусственно нагнетаются.  У меня вопрос: а почему мы не ставим сроков в урегулировании других кризисов – палестино-израильского урегулирования, в Йемене, Ливии? Давайте и там также громко и горячо требовать немедленного урегулирования, установления дедлайнов, не сообразуясь ни с интересами сторон, ни со сложившейся ситуацией. Чтобы процесс был заслуживающим доверия, должно быть согласие всех сторон, а это занимает время. Так что придется потерпеть. Надо просто уважать партнеров, а не требовать от них согласия на то, что устраивает вас, а не стороны, непосредственно вовлеченные в переговоры.  

Просим коллег из так называемой «малой группы», многие участники которой не проявили себя на поприще сирийского урегулирования, воздержаться от неоправданных ультиматумов и давления на ооновское посредничество. Мы открыты к диалогу, но задаёмся вопросом, могут ли страны, отказывающиеся даже разговаривать с законным сирийским правительством, сыграть положительную роль в сопровождении политического процесса.

Стаффан, Вы хорошо знаете, что Россия последовательно поддерживает усилия ООН по межсирийскому урегулированию и не раз помогала выводить его из, казалось бы, беспросветного тупика. Не раз убеждались в Вашей способности принимать взвешенные решения, основанные на богатом дипломатическом опыте. Рассчитываем, что Ваш визит в Дамаск будет успешным. Однако мы не перестаём повторять, что для более активного продвижения к миру в Сирии требуется сложение конструктивных усилий всех влиятельных международных и региональных игроков и отказ от конфронтации и осуществления разрушительных геополитических проектов.

Благодарю за внимание.