Заявление Посольства в связи с выступлением премьер-министра Великобритании Т.Мэй на приеме у лорда-мэра лондонского Сити

Внимательно ознакомились с выступлением премьер-министра Т.Мэй на ежегодном приеме у лорда-мэра лондонского Сити 12 ноября 2018 г., значительная часть которого была посвящена России. К сожалению, нового подхода к российско-британским отношениям, о котором накануне писала британская пресса, мы не услышали. В адрес России вновь прозвучали обвинения: от «создания угроз международной безопасности» до «использования химического оружия на британских улицах». Тезис об «открытости к другим отношениям» с Россией был в традиционном британском стиле обставлен рядом ультимативных условий.

Со своей стороны хотели бы отметить, что мы давно говорим о неудовлетворительном состоянии дел в двусторонних отношениях. России и Великобритании действительно нужно равноправное, взаимоуважительное, нацеленное на результат сотрудничество, как это и подобает двум постоянным членам Совета Безопасности ООН, несущим особую ответственность за состояние дел в мире.

Вместе с тем построению таких отношений мешает ряд принципиальных вопросов, в которых не просто наблюдается расхождение российских и британских позиций, а налицо коренные противоречия, сопровождающиеся отказом британской стороны от какого-либо диалога и от признания права России на собственное мнение и собственные интересы. Таких вопросов, к сожалению, немало. Среди них:

1. Концептуальное видение современного миропорядка, основанного на международном праве, в сердцевине которого находится Устав ООН. Вместо этого Великобритания последовательно продвигает идею некоего «порядка, основанного на правилах», в число которых произвольно включаются те или иные удобные Западу нормы, даже если они не согласованы более широким международным сообществом в рамках ООН. В результате мир стал свидетелем бомбежки Югославии и распада этой страны, вторжения в Ирак, уничтожения государственности Ливии, ракетных ударов по Сирии. Все это было осуществлено в обход Совета Безопасности ООН.

2. Отношение к европейской безопасности, включая активную роль Великобритании в наращивании военного присутствия НАТО у российских границ, неготовность объективно оценивать ситуацию в области контроля над ядерными вооружениями, в т.ч. положение вокруг Договора о РСМД (Великобритания поддерживает намерение США выйти из него), наращивание военных расходов со ссылками на «российскую угрозу», провокационные инциденты с российскими воздушными и морскими судами.

3. Трактовка обстоятельств воссоединения Крыма с Россией в 2014 году, а также происходящего на востоке Украины. Упорное нежелание Великобритании принимать во внимание интересы и чаяния населения соответствующих территорий, неуважение к демократическому волеизъявлению 97% жителей Крыма, зацикленность на квалификации указанных событий как «российской агрессии» и «аннексии», отказ непредвзято оценить внутреннее положение на Украине, включая разгул ультраправых элементов, не позволяют Лондону вести какой-либо диалог с Россией и фактически привели к оттеснению Британии от участия в урегулировании.

4. Последовательная позиция Великобритании в пользу отстранения от власти законно избранного президента Сирии, поощрение радикальных оппозиционных сил, делающих ставку на силовой захват власти, прямая поддержка провокационной деятельности так называемых «Белых касок», увязка содействия в восстановлении страны с результатами политического процесса.

5. Добровольно принятая на себя роль Лондона как лидера международных (западных) усилий в деле «сдерживания России», последовательно агрессивная и оскорбительная риторика официальных лиц в адрес нашей страны, поощрение антироссийской истерики в британских СМИ, выдвижение разнообразных безосновательных обвинений (в кибератаках, вмешательстве в демократические процессы и т.д.), продвижение все новых элементов санкционного давления;

6. Развязанная британским руководством антироссийская кампания в свете инцидента в Солсбери, сопровождающаяся отказом представить общественности весомые доказательства звучащих официальных обвинений, сотрудничать с российской стороной, нежелание следовать международному праву и выполнять свои обязательства по консульским конвенциям и договорам о правовой помощи, а также политизацией ОЗХО, угрожающей авторитету и целостности этой важнейшей международной структуры.

7. Отказ Великобритании от сотрудничества и засекречивание материалов в связи с другими резонансными инцидентами с российскими гражданами на британской земле, включая гибель А.Литвиненко, Б.Березовского, А.Перепиличного, Н.Глушкова.

Чтобы преодолеть глубокие разногласия по этим и другим сюжетам, требуется в первую очередь уважительный диалог. Готовности к нему с британской стороны мы не наблюдаем. Наоборот, складывается впечатление, что консервативное правительство следует линии на последовательное разрушение ткани двусторонних отношений, выдвижение политических ультиматумов.

О какой готовности к нормализации межгосударственных отношений может идти речь, если Великобритания не может обеспечить хотя бы нормальное функционирование российского посольства в Лондоне? Выдворение 153 российских дипломатов из 28 стран под надуманным предлогом преподносится британским руководством как крупное внешнеполитическое достижение. Это выглядит особенно странно, если вспомнить, что в качестве ответной меры из Москвы были высланы 153 иностранных сотрудника, в т.ч. 23 британца – при том, что в Лондоне постоянно говорят о необходимости наращивания дипломатического присутствия в мире. Годами не решаются элементарные вопросы, связанные с выдачей виз сотрудникам посольства, обеспечением его безопасности.

Надеемся, что британские власти, декларирующие стремление к построению «Глобальной Британии», откажутся от разрушительной линии на российском направлении и будут следовать своему же лозунгу о необходимости диалога с Россией. Убеждены, именно прагматичное взаимодействие между двумя странами отвечает подлинным интересам британских граждан.